главная страница    поиск и карта сайта Pyc   | Eng  
Московская международная биеннале современного 

искусства

биеннале

программа

пресса

для посетителей


Основной проект

Яра Бубнова
История в настоящем времени

место и даты экспозиции

башня «Федерация»   2 марта 2007 — 1 апреля 2007

Художники этой части основной программы Второй Московской биеннале происходят из региона сомнительной оригинальности, поскольку Восточная Европа всегда оставалась невидимой для Запада – ее рассматривали как уменьшенную копию советской модели развития или небольшой набор стран, представляющих собой всего лишь «официанток Европы (Запада)» (термин этот придумал Сарат Махарадж в проекте Гастхоф (Гостиница) во франкфуртской Штедельшуле летом 2002 г.). Общее мнение, похоже, наградило Восточную Европу статусом вечного подражания, будь то социалистическая или капиталистическая модели развития, что-то чуть более восточное или чуть более западное. Восточная Европа, кажется, застряла в этой двойственности, она не может ни выиграть, ни проиграть; с глобальной точки зрения это живое выражение метафоры «что-то выигрываешь, что-то теряешь…» Похоже, каждый раз, когда Бог Геополитики подбирает актеров для глобальной пьесы мировой истории в сегодняшнем мире, Восточной Европе обычно достается роль примечания…

Этот раздел 2-й Московской биеннале принимает таковую роль без предубеждения или отчаяния. Он рассматривает примечание как нечто, что имеет положительное значение. В такой роли есть свои плюсы – вы в меньшей степени ответственны за несправедливости, творимые в мире; однако и за справедливость тоже... Вы чаще всего оказываетесь в роли получателя Истории, что позволяет выработать несколько отстраненное к ней отношение. В Восточной Европе, в примечании, критичность скорее относится к иронии, чем к собственно дискурсу.

Художники и произведения этого раздела обращаются к оборотной стороне знаменитого Benjamin-ian понятия истории, написанной победителями. Эти художники обращаются к невидимым подводным течениям понятий и программ, которые перемещаются в обоих направлениях, вперед и назад, в пространстве и времени. Не рассматривая себя ни как победителей, ни как побежденных, художники и произведения этого раздела исследуют культурную амнезию как неизбежную составляющую социального «прогресса». Для них культурная амнезия становится определением подразумеваемой части исторического повествования, о которой победители обычно забывают, а побежденным никогда не предоставляется ни шанс открыть рот, ни трибуна, с которой они могли бы высказаться. Художники этого раздела исследуют историю в настоящем времени. Живя здесь и сейчас в родном городе или чужой стране, при этом помня о своем происхождении, они словно проецируют в прошлое и в будущее мысли и чувства, личностное видение мира и представления о том, каким он будет.

Культурная амнезия – определяющая характеристика нашего времени. Это не просто стратегия выживания особых культур, теперь она становится необходимым условием для присоединения к основному потоку глобальных процессов, трамплином для саморекламы и инструментом маркетинга. Сейчас, кажется, будто культурная идентичность определяется специфической разновидностью амнезии, а также интеллектуальными построениями и воображаемыми качествами. Хотя культурная амнезия и является обычной для большого количества стран, для многих европейских стран она идентична их способности оставаться европейскими, соответствовать, иметь доступ, функционировать в качестве хотя бы сателлита Европы… С другой же стороны, именно так культуры превращаются во все более сложные листы палимпсеста, где важна не столько чистота каждого слоя, сколько многослойность самой ткани культуры. Представляется, что на данном уровне культурной амнезии чем выше гибридность культуры, тем сложнее и интереснее ее идентичность. Таким образом, подобная амнезия дает некоторым обществам, о которых мы здесь говорим, возможность стереть дурные воспоминания и тормозящий развитие опыт провалов и унижений. В то же время она предоставляет им положение, с которого они могут влиять на текущие политические и культурные процессы, пользуясь новоприобретенным статусом «очищенной» идентичности.

Например, процесс расширения Евросоюза и его нынешние сложные отношения с Россией – балтийские страны, когда-то бывшие частью СССР, в новом положении государств Евросоюза получили возможность диктовать условия России или, по крайней мере, влиять на своего бывшего «хозяина», что бывший «хозяин» не готов признавать или терпеть. А ведь это относится ко всем новым членам Евросоюза, которые раньше входили в советский блок. Забыв о своей истории в XX веке, эти страны оказались способными построить новую идентичность для XXI века. Остатки старой Восточной Европы теперь разделились на уже европейские (после непродолжительного периода существования почти-европейского, полуевропейского или не совсем еще европейского, и т. п.) и не европейские в ближайшем будущем культуры – например, Украина или Беларусь. На другом краю спектра находятся страны бывшей Югославии, которые, хотя и были в прошлом не совсем социалистическими (с точки зрения идеологии советского блока), теперь по большей части рассматриваются как не совсем европейские страны ввиду их неспособности продемонстрировать культурную и политическую амнезию и лучше соответствовать новому европейскому порядку. Здесь я имею в виду Сербию, Албанию, Косово и тому подобные страны. Способность «сыграть» культурную амнезию в этом отношении эквивалентна прохождению испытательного срока на принадлежность к Европе. Неспособность же привлекает внимание Гаагского трибунала и прочих сторожевых псов «правильного пути» к нормализации.

Я решила говорить о художниках из Восточной Европы, чтобы подтвердить еще раз существование неких культурных гетто, не имеющих аналогов в современности. Главной причиной тому послужило то, что в Восточной Европе процессы культурной амнезии более заметны, а новые слои культурного палимпсеста свежее… С другой стороны, большинство культур Восточной Европы официально представляются европейскими не только в смысле своих культурных корней, но и в смысле новоприобретенной современности, развивающейся по пути интеграции в Евросоюз и развития зрелого капитализма. Благодаря этому они странным образом становятся более прогрессивными, по крайней мере, с не европейскими еще странами Восточной Европы вроде Беларуси. Однако проблема состоит в том, что в подобных условиях культурная амнезия ускоряется, местные проблемы и травмы забываются, а гипертекст данных культур записывается строго в соответствии с европейской матрицей. Произведения художников данного раздела представляют собой попытку и возможность проследить недоминантную культурную историю Европы. В то же время размещение в виде примечаний и статус «не победителей, не побежденных» открывает художникам данного раздела путь к обобщениям, к новому созданию мифов, урбанистической визуальной археологии слоев культуры и экспериментам в зоне самоидентичности, и так далее.

Иными словами, художники данного раздела пытаются воссоздать основу палимпсеста через аутентичность опыта получателя истории.

Художники:


Фонд "Русский век"       Торговый дом ЦУМ      MIRAX GROUP      Art Media Group      Издательская программа 

«Интерроса»    Банк «Монолит»      Росгосстрах
информационная поддержка

                GiF.Ru – Информагентство «Культура»             

биеннале

программа

пресса

для посетителей