главная страница    поиск и карта сайта Pyc   | Eng  
Московская международная биеннале современного 

искусства

биеннале

программа

пресса

для посетителей


Публикации

Гроб Ленина как символ пустоты

// Андрей Райкин, Московский Комсомолец
10 марта 2007

Соцарт — почти уникальное явление. В Финляндии, где пенсия равна 5000 евро, в Швеции, где премьер-министр без охраны едет на работу на велосипеде, соцарта нет и быть не может. В Саудовской Аравии или Северной Корее, по известным причинам, он тоже не водится. Что ж, нам в этом отношении повезло больше. Как свидетельство тому — инсталляция Виталия Комара и Александра Меламида, которая представлена в Новой Третьяковке в рамках 2-й Московской биеннале современного искусства.

Взращенный на почве соцреализма, сдобренный штампами и стереотипами советского времени, согретый опавшей листвой социалистического древа, соцарт заявил о себе как о сформировавшемся искусстве. Еще в 1972—1973 годах художники Комар и Меламид начали разводить соцарт в домашних условиях, то есть устраивать выставки на дому. А сегодня на их выставке в Новой Третьяковке — бегущая строка на Мавзолее, где будут новости, погода, реклама — все по последнему слову… Внутри они планируют оставить пустой гроб как символ бесконечной пустоты. Поэт-концептуалист Пригов нарядил бюсты Пушкина, Толстого, Маяковского и других авторов в маршальские мундиры и осыпал наградами, так что у светил русской поэзии и прозы их стало больше, чем у Леонида Ильича.

Вообще, тема переодевания часто обыгрывается: Пушкин в орденах, Анка-пулеметчица с головой греческой Коры, Ленин с головой Горлума. Эту тему комментирует куратор выставки Андрей Ерофеев:

— Переодевания — важный элемент мягкой стратегии сопротивления власти: сегодня я такой, завтра — другой. Это своеобразное выскальзывание из тисков. В 80—90-е годы мы пережили период травести, когда кто-то стал попом, кто-то — менеджером, а кто-то — бомжем. Причем утром он поп, выйдя из храма и сев в “Тойоту”, он уже менеджер, а вечером идет в клуб, где вообще становится джазменом. Это очень частое явление, и его не надо стесняться.

Сегодня соцарт вновь становится популярным. Об этом свидетельствуют многочисленные работы последних лет. Например, “Мундиры” Цветкова. Они висят в количестве четырех штук и украшены орденами и звездами из бисера. Впереди элегантно застыл белый мундир президента; вокруг него сгруппировались “силовые министры” — мундиры серо-зеленого, синего и красного цветов — почти в полном соответствии триколору. А из-за президента выглядывает серый мундир преемника — серого кардинала. Вот такая государственность.

Если соцарт в России переживает второе рождение, то китайский соцарт — это еще зеленоватый плод. Потихоньку китайцы осваивают образ великого Мао: положить веточку в рот вождю — это уже смелый шаг. Китайский соцарт возник в середине 90-х и с тех пор набирает обороты, но медленно. А тут еще и с таможней проблемы. Выставку нового, “чуждого” искусства задержали, и из 43 работ в Москве оказалось 30.

Вернуться к списку публикаций


Фонд "Русский век"       Торговый дом ЦУМ      MIRAX GROUP      Art Media Group      Издательская программа 

«Интерроса»    Банк «Монолит»      Росгосстрах
информационная поддержка

                GiF.Ru – Информагентство «Культура»             

биеннале

программа

пресса

для посетителей