главная страница    поиск и карта сайта Pyc   | Eng  
Московская международная биеннале современного 

искусства

биеннале

программа

пресса

для посетителей


Публикации

"Цензура – вещь опасная"

// Сергей Соловьев, Новые известия
31 мая 2007

В Москву на открытие своей выставки «Одиссея таракана» приехала звезда галерейного и шоу-бизнеса Йоко ОНО. Подтянутая, строгая и невероятно педантичная американка показала в России пороки и проблемы человечества, с точки зрения таракана. Как в 1960–70-е, Йоко Оно продолжает проповедовать мир, согласие и отказ от любого насилия. В интервью «Новым Известиям» вдова Джона Леннона рассказала о своей любви к Москве и о нависшей над миром угрозе.

– Каковы ваши первые впечатления от Москвы?

– Невероятно рада вновь сюда вернуться. Я была в Москве два раза, последний раз в конце 1990-х, но никогда не привозила свои работы. Так что этот визит особенный. Город производит грандиозное впечатление, всем известна его роль в ХХ веке, и уверена, роль в XXI будет не менее великой. Недавно меня спросили, с какой музыкой у меня ассоциируется Москва. Сначала я ответила, что с музыкой Шенберга, но, подумав, решила, что все-таки с Шостаковичем.

– К слову о музыке. У вас недавно вышел альбом. Не собираетесь приехать к нам с концертом?

– Если будут такие предложения, приеду. Но пока и выставки достаточно, она слишком долго добиралась. С того момента, как она была показана в Нью-Йорке, прошло почти пять лет.

– Судя по выставке, главная тема, которая вас сейчас волнует, – насилие и война. Вы полагаете, что художник может справиться с этими вечными проблемами?

– Этот проект не совсем о войне в привычном понимании. Он о двух состояниях человека: о насилии, которое рядом с вами, на улицах, и о мире на тех же близких улицах. Если угодно, у нас существуют две индустрии – индустрия мира и индустрия войны. И каждый должен выбрать, к какой из них примкнуть. Я решила показать этот выбор глазами третьего персонажа – таракана (мы смотрим на улицы Нью-Йорка его глазами). Ведь, как считается, тараканы выживут даже после ядерной войны. Как это ни банально звучит, но мирным людям пора объединяться.

– Столь острое восприятие войны каким-то образом связано с детскими воспоминаниями?

– Конечно. Всем известно, что мы с семьей прятались в бункере во время бомбардировок Японии. Кстати, Джон (Леннон. – «НИ») родился во время немецких обстрелов Ливерпуля.

– Вы довольно откровенно и шокирующе показываете сцены насилия. Между тем в России сейчас активно обсуждается вопрос, нужна ли цензура или хотя бы самоцензура для художника...

– Во-первых, все, что делает художник, он делает, следуя своим переживаниям и мыслям. И никто не вправе запрещать ему создавать свои работы. Цензура – вещь опасная. Можно, например, всячески уберегать детей от неприятных сцен, не показывать им реальность. Но когда они вырастут, они все равно столкнутся с реальностью – и шок от нее будет еще сильнее и страшнее. Что касается конкретно моей инсталляции, то в ней сцены насилия – это лишь часть общего замысла. Здесь, как в кино: человек проходит через шок и войну, чтобы приблизиться к конечной ноте, к последнему пункту произведения – к миру и спокойствию.

– Последний пункт вашей выставки, насколько я понимаю, – это карта мира, где каждый может поставить «печать мира» на той стране или на том городе, которые он хотел бы видеть мирными. Вы заметили, что много печатей стоит на России?

– Это вполне естественно. Ведь каждый желает мира именно своему месту.

– Спрошу откровенно, знаете ли вы о конфликтах в России? Например, о чеченской войне?

– Знаю, но я не политик, а художник. Например, в одной из частей экспозиции в Москве – и этого не было ни в Нью-Йорке, ни в Лондоне – я использовала шлемы русских солдат времен Второй мировой войны. Так что «российский след» здесь имеется.

– С вашей мировой славой вы чувствуете, что можете что-то изменить в мире?

– Слава сама по себе ничего не стоит, она явление относительное. Просто у меня пока есть возможность широко и открыто говорить о волнующих меня вопросах. Куда как важнее та сила, которую представляет «молчаливое большинство». Вот за ним и выбор.

– Устроители выставки просили меня не расспрашивать вас о Джоне Ленноне и группе Beatles. Вам действительно неприятны эти расспросы?

– Нет, кто вам это сказал? Но, кажется, об этом я уже все сказала, что хотела. А отвечать на разные глупости и выдумки и правда – не хочется.

http://www.newizv.ru/news/2007-05-31/70185/

Вернуться к списку публикаций


Фонд "Русский век"       Торговый дом ЦУМ      MIRAX GROUP      Art Media Group      Издательская программа 

«Интерроса»    Банк «Монолит»      Росгосстрах
информационная поддержка

                GiF.Ru – Информагентство «Культура»             

биеннале

программа

пресса

для посетителей