главная страница    поиск и карта сайта Pyc   | Eng  
Московская международная биеннале современного 

искусства

биеннале

программа

пресса

для посетителей


Публикации

Япона мама

// Ольга Уткина, Афиша
21 мая 2007

— Почему одиссея именно таракана?

— Насекомые — это совсем другой мир, другое устройство, другой угол зрения. У нас глаз давно замылился, но если посмотреть на привычные вещи через призму совершенно другого сознания, мы поймем — все обстоит не так, как мы привыкли думать. Осознаем, что имеются серьезные проблемы, просто мы их не замечали.

— Я слышала, у вас есть родственники из России?

— Да, совершенно верно, жена моего дяди — из России. Они поженились и сразу же уехали в Японию. Тетю зовут Варвара Бубнова, она, кстати, известная русская художница. Занималась эстампами, литографией, иллюстрировала русские книги. Я ее последний раз видела, когда мне лет 18 было, пока я еще в Токио жила.

— А вы в Москве раньше бывали?

— Да. Тогда еще у вас президентом был Горбачев. Интересно было, очень здорово, особенно меня ваши рестораны поразили. Да даже не то что рестораны — просто еда. Вот русский хлеб — он фантастический, у нас такого и близко нет. И еще икра, о, черная икра! И еще простокваша. Я у вас пока была — целыми днями ела только черный хлеб с черной икрой и простоквашу. Больше вообще ничего не ела и, кстати, очень постройнела. Видимо, это для фигуры подходящий рацион.

— А с алкоголем вы как? Выпиваете?

— Нет, вообще ни капли в рот. И курить бросила, хотя раньше смолила — будь здоров.

— Вы каких-нибудь наших современных художников знаете? Может, запомнили с прошлого раза?

— Когда я была в России впервые, я что-то пыталась посмотреть. Но мне, если честно, никто не понравился. Может быть, сейчас что-то появилось — приеду, посмотрю, может, прикуплю чего-нибудь.

— Вы всегда боролись с американской военщиной. Но в последнее время, несмотря на войну в Ираке, о вас не слышно. Устали?

— Вы же знаете — я всегда выступала за мир во всем мире. Сравнительно недавно я поехала в Вашингтон, пошла к Белому дому и устроила там инсталляцию, посвященную миру.

— К Бушу вас не вызывали? Наш президент Путин регулярно общается — то с молодыми писателями, то с художниками.

— Ну вы знаете, прямо скажу: мою инсталляцию мало кто увидел — газеты и телевидение предпочли промолчать. Поехать вот так вот к Белому дому, в разгар иракской войны, и говорить что-то о мире — это, скажу я вам, довольно рискованный и спорный поступок для Штатов.

— У нас тут тоже в смысле свободы не очень.

— Да, я знаю. В Америке почти так же, как у вас. То есть у нас, конечно, посвободнее. Но если ты едешь в Вашингтон и во время войны выступаешь за мир — вряд ли тебя покажут в вечерних новостях. Я знаю, до вас доходит много разной информации про Америку, но вы должны знать — у нас не все так хорошо, как весь мир думает.

— У вас есть айпод? Вообще, вы какую музыку сейчас слушаете?

— Да, айпод есть, конечно.

— Ну вот что он чаще всего играет?

— Ну я особо айпод-то не слушаю. Вот сын мой, Шон, он постоянно в наушниках. А слушаю я то же, что и много лет назад слушала. Ну The Beatles слушаю, себя слушаю, сына. Других не слушаю, чтобы в голове случайно чужие мелодии и ритмы не засели. Потому что я же композитор, а композитору лучше много не слушать — у нас своя музыка в голове.

— А кстати, как вам музыка сына?

— Фантастика! Я правда ужасно рада, что он оказался таким талантливым. Раньше я ему все говорила: не суйся ты в эту музыку, все равно все вечно будут тебя сравнивать с отцом — и не в твою пользу. Но сейчас я понимаю, что Шон не хуже Джона.

— А чем закончилась та некрасивая история, когда ваш личный водитель обвинил вас в сексуальных домогательствах?

— Ох, кошмарная история была, да. Ну я обратилась в полицию, потому что я же не виновата была! С ним разобрались, и сейчас он вернулся в свою страну — в Турцию. Ужасно было, когда эта история всплыла и все стали обсуждать, какая я растакая. Хотя мне после этого люди даже домой звонили и говорили: можно я буду вашим водителем?

— Если уж мы про неприятные истории — вас не пугает, что в России огромное количество битломанов считают вас главной причиной развала их любимой группы?

— Ха-ха, я думаю, почти в каждой стране есть люди, которые так думают. Что ж мне — вообще никуда не ездить? Но к России у меня абсолютно нежное отношение. Я, например, выросла на русской литературе. Ну и конечно — русская музыка: Прокофьев, Чайковский, Мусоргский — я без ума от них!

Вернуться к списку публикаций


Фонд "Русский век"       Торговый дом ЦУМ      MIRAX GROUP      Art Media Group      Издательская программа 

«Интерроса»    Банк «Монолит»      Росгосстрах
информационная поддержка

                GiF.Ru – Информагентство «Культура»             

биеннале

программа

пресса

для посетителей